te2017

Category:

Черновик по психоистории

С одной стороны психоистория оперирует большими числами. С другой - он, Селдон, отправляет 100 тысяч человек и рассчитывает для них достаточно долгое будущее, даже если говорить только о периоде до мула. 

Допустим рассчитать внешние обстоятельства можно было для большого числа людей, это приводит к мысли, что надо 

1) верно рассчитать центры после распада

2) верно оценить мощность этих центров, которые будут в зависимости от этого конролировать больший или меньший объем. 

Дополнительные факторы для анализа

-империя или не представляла из себя единой конструкции изначально. Или разбивалась на секторы по мере освоения. 

Но скорее всего был этап "рассеяния" по типу "Дюны" Херберта. Этот этап привел к большому количеству регионов подобных национальным. 

После чего был длительный этап объединения/завоевания. На основе этого можно примерно предсказать структуры управления для каждого из окружающих центров.

Иной вариант - постепенная колонизация тоже возможен, но скорее всего это два одновременных не особо управляемых процесса.


Из всего этого выходит, что психоистория была гораздо ближе к истории и психологии, чем к физике и математике. Хотя психологии скорее в ее значении 

для середины 20-го века - Курт Левин с его напряженностями и полями  и т.п. сюда прекрасно вписывается.

Процесс можно сравнить с горением или каким-то подобным, более сложным процессом. 

При этом изначально формируется какая-то сложная идея или даже комплекс идей - социально-экономическое устройство общества с комплексом технологий, 

научных знаний, религиозных догматов. Эта можно обозвать проектом. Проект живет/горит до тех пор, пока ресурсы на его горение не заканчиваются. 

Поскольку проекты разные, то ресурсы у них могут немного отличаться. 


В этом плане психоистория у Азимова  один проект - для людей первой Академии, другой проект для людей Второй Академии и для них уже и метапроект, 

и соврешенно точно метапроект для робота с луны.

С этой точки зрения понятно требование отсутствия принципиально новых технологий - это меняет мета-проектный уровень. Выводит на сцену новые проекты и 

преобразует существующие. Для Дэниела это не проблема, он с этим уровнем постоянно работает. Для Селдона в первой книге - проблема, он уже не может ничего 

пересчитать. Для Второй Академии не проблема, но и не сказать, чтобы это было уровнем их работы. Дэниел экспериментирует с проектами, даже с метапроектами 

более примитивного типа Геи или Второго Основания.

Однако Азимов подразумевает и естественный ход событий, без вмешательства режиссуры метапроектов. Неясно является ли сама по себе империя естественным ходом вещей 

или режиссирована Дэниелом. 

Но предположим, что он режиссер новых проектов - Геи, Второго и Первого основания (через Селдона). Тогда история без такого режиссера предстает чередованием эпох расцвета 

одного сверхсильного глобального проекта с эпохами хаоса, когда эти проекты заканчиваются и начинается поиск нового. Хотя как поиск - просто перебор 

комбинаций. 


Вот тут придется сделать отступление. 

В теории проект можно сделать почтий из любого набора технологий, социальных конструктов, суеверий и табу, духовных ценностей... То есть из всего этого в 

разных иерархических отношениях.

Однако на практике такого количества проектов не возникает даже в период темных веков и рассеяния. Очевидно, что они не возникают как конструкт целиком 

искусственный, техногенный. Чаще всего, проект рождается как потомок уже существовавшего, копируя и адаптируя его структуру. Иногда скрещивая несколько таких.

Чаще всего слишком большое количество "родителей" не дает жизнеспособного устойчивого потомства. Однако и наоборот, слишком малое не приводит к универсальному, 

претендующему на глобальность проекту. 

Проект, это не просто модель, но скорее люди и среда, в которой они действуют. Это немного объясняет их "смертность" и то, почему они не возникают на пустом месте и в произвольном виде и количестве.

Технологии должны быть не только открыты, но и освоены, люди иметь соотвествующие ценности, среда нужные запасы энергии такого типа - уголь, нефть, газ, кислород, уран, торий и т.п.

Все это истощается и возникает сначала эпоха краха, потом поиск новых жизнеспособных проектов, потом они снова начинают конкурировать друг с другом и один добирается до статуса глобального.

После чего распадается в исчерпания какого-то из своих топлив.


Для первой галактической империи Азимова этим исчерпанным "топливом" была внутренняя противоречивость цели и связность империи. Даже если предположить, что энергетический кризис им не грозил

Продовольственный тем более. Остается только моральный в том, что каждый хотел той же цели - как можно больше управлять всеми. 

Империя именно с этим проектом образовалась. Как только достигла цели - ее тут же стали рвать на куски те же люди, что её создали. 


Примерно по этой же модели создана Первая Академия. Но модель более мягкая. Ближе к современному обществу. Все противостояния в серии основаны на этом противоречии

уравляемый - управленец. И хорошего решения этого противоречия у него нет. Галаксия достаточно спорное решение, судя по Гее.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded