Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Ресурс 8 - Секс

- если исходить из физиологических ощущений,
то что-то подобное начинается еще с рыб,
самка откладывает икру, самец оплодотворяет.
Потом процесс переходит внутрь... есть живородящие рыбы, акулы кажется.
Правда я не уверен, насколько недавняя эта ветка эволюции.

- В этом плане самая интересная рыба-удильщик. У
неё самец встраивается в самку и выполняет только одну функцию

- хм... кажется, я знаю такие пары и среди людей...

Секс это про размножение? Или про удовольствие? Кошка тут же спросила, а есть ли ресурс еды? Ресурса еды не оказалось, я решил, что ближе всего он подходит как раз к ресурсу секса. Пожалуй нигде больше не выражен столь ярко гедонизм, как в сексе.
Секс и правда очень близок к еде:
по глубине своей сути еда - это сома, пища богов. Но кроме этого — еда источник роста. Как и размножение. Если рассмотреть процесс в пространственно-временном аспекте, то еда источник роста не только в пространстве, но и времени :) Иначе говоря — время жизни с правильной едой может удлиняться.
Но лучше про еду можно прочесть у Нойманна:
При желании можно привести еще множество таких примеров из египетской и индийской мифологии, так как подобный элементарный пищевой символизм является архетипическим. Где бы ни появлялись напитки, фрукты, травы и т. д. как средство выражения жизни и бессмертия, включая "хлеб" и "воду" жизни, причащение и любую форму культа еды, вплоть до нашего времени, мы наблюдаем этот древний способ выражения. Материализация психических сущностей, когда сущности, которые мы будем называть "психическими", такие как жизнь, бессмертие и смерть — обретают в мифе и обряде материальную форму и появляются как вода, хлеб, фрукты и т. д., характерна для примитивного разума. Как мы говорим, внутреннее проецируется наружу. В действительности происходит "психизация" объекта: вес, что находится вне нас, воспринимается символически, как наделенное сущностью, которую мы соотносим с психикой чем-то психическим или духовным. Затем этот материальный объект, находящийся вовне, "ассимилируется", т.е. поедается. Осознанное понимание "разыгрывается" в элементарной схеме пищеварительной ассимиляции, и ритуальное действие конкретного поедания является первой формой ассимиляции, известной человеку. Над всей этой целостной сферой символизма возвышается материнский уроборос в аспекте мать-дитя, где потребность — есть голод, а удовлетворение означает насыщение.
Тело и его "аутоэротическос-нарциссическое" ощущение самого себя - мы будем рассматривать это понятие позднее - является замкнутым уроборическим циклом. B этой прегенитальной стадии самоудовлетворение является не мастурбацией, а удовлетворением от питания, и сменяет его палец, который сосет младенец [47a]. "Получить" значит "съесть", а не "быть оплодотворенным", "произвести", "выразить" означает "извергнуть", "выплюнуть", "выделить с мочой", позднее — "высказать" — но не "родить" или "зачать". Мастурбационная стадия уроборического творения, напротив, имеет генитальный характер и предшествует половой стадии Прародителей Мира, которая является стадией размножения и двойственности, и обоим этим стадиям предшествует стадия пищевого уробороса. Все вышеупомянутые функции организма символизируют что-то, что одновременно является и психическим процессом. Обряды каннибализма, заупокойный пир, поедание богов в Текстах Пирамид и таинства причастия представляют собой действие духовное.
Ассимиляция и усвоение "сущности" съеденной пищи вызывает "внутреннюю перемену. Трансформация клеток тела, вызнанная принятием пищи, является самым элементарным изменением в организме, переживаемым человеком. То, как усталый, слабый, изголодавшийся человек может превратиться в проворное, сильное и удовлетворенное создание, или как человек, умирающий от жажды, может быть оживлен или даже преображен опьяняющим глотком, есть и должно оставаться фундаментальным переживанием до тех пор, пока существует человек.

Видимо и секс тоже претерпевает некоторые изменения по мере роста личности, от стадии аутоэротической и соответствующего гедонизма, до стадии Прародителей Мира. Фромм тоже говорит что-то похожее, но не про секс, а про удовольствие:

Мы начали с рассмотрения проблематичного характера гедонистической этики, утверждающей, что цель жизни – удовольствие, и потому удовольствие само по себе есть благо. В результате нашего анализа различных видов удовольствия мы получили возможность сформулировать нашу точку зрения на этическую значимость удовольствия. Удовлетворение, как устранение физиологического напряжения, ни хорошо, ни плохо; что касается этической оценки, то оно так же этически нейтрально, как наслаждение и удовольствие от расслабления. Иррациональное же удовольствие и счастье (радость) являются переживаниями, обладающими этической значимостью. Иррациональное удовольствие – это показатель алчности, неспособности решить проблему человеческого существования. А счастье (радость) – это, напротив, доказательство частичного или полного успеха в "искусстве жизни". Счастье – величайшее достижение человека, отклик всей его личности на плодотворную ориентацию по отношению к самому себе и к внешнему миру.

Гедонистическая этика не сумела достаточно полно проанализировать природу удовольствия; она представила дело так, как если бы самое легкое в жизни – испытать какое-нибудь удовольствие, – было в то же время и самым ценным. Но ничто ценное не дается легко; потому гедонистическое заблуждение облегчило задачу тем, кто выступал против свободы и счастья и утверждал, что уже сам отказ от удовольствия служит доказательством добродетели. Гуманистическая этика очень хорошо может обосновать ценность счастья и радости, как своих главных добродетелей, но при этом она знает, что требует от человека решения не самой легкой, а самой трудной задачи: полного развития его плодотворности.

Но как это может быть выражено в секс?  Ведь речь же не о том, чтобы беспрерывно трахаться и прийти к чудовищному перенаселению. Получается надо расширить этот "ресурс" не увеличивая время непосредственно секса. И в тоже время не расширяя амплитуду эмоций и область действия за счет нарушения каких-то табу например... Последнее можно немного пояснить. У evo_lutio это называется адддикцией. Фромм немного с другой стороны описывает этот процесс в той же главе

Хотя освобождение от напряжения доставляет удовольствие как в случае удовлетворения подлинных физиологических, так и в случае удовлетворения иррациональных психических потребностей, по качеству эти удовольствия существенно различны. Физиологические желания, такие как голод, жажда и тому подобное, удовлетворяются устранением физиологического напряжения и возникают вновь только тогда, когда опять возникает физиологическая потребность; они ритмичны по природе своей. А вот иррациональные желания ненасытимы. Желания завистника, собственника, садиста не исчезают с их удовлетворением, разве что на какой-то момент. По самой своей природе эти иррациональные желания не могут быть "удовлетворены". Они вызваны внутренней неудовлетворенностью человека. Отсутствие плодотворности и порожденное им бессилие и страх – вот источник этих страстных влечений и иррациональных желаний. Даже если б человек мог удовлетворить все свои желания власти и разрушения, это не избавило бы его от страха и одиночества, а, значит, и от напряжения. Благо воображения оборачивается бедствием; будучи не в состоянии освободиться от своих страхов, человек рисует в своем воображении все больше удовольствий, какие удовлетворят его алчность и восстановят его внутреннее равновесие. Но алчность – бездонная пропасть, а идея освобождения от алчности путем ее удовлетворения – мираж. Источник алчности – конечно же не животная природа человека, как часто считают, этот источник – его ум и воображение.


Расширить область ресурса сложно прежде всего практически. Необходимо умение возбуждать не только себя, но и партнера. Причем необходимо это возбуждение не только сливать в "источник алчности", но и каким-то образом сублимировать в другие ресурсы. Обоюдная сублимация, это уже сложность в квадрате. Представим себе такую ситуацию-
первый возбуждает партнера, "специально" таким образом чтобы сексуальное желание не разрядилась, а осталось неудовлетворенным. Но и так, чтобы это не фрустировало второго - не отмораживало. Тогда сексуальная энергия обоих достигнет какого большого значения. Если предположить, что хотя бы один из них её сублимировал, второму тоже нужно куда-то деть её излишек. Это задача может быть не по силам второму, если он никогда этим не занимался...
Это один из сложных моментов. Второй, освещенный  больше Фроммом, это как раз момент плодотворности этого занятия. Без сублимации его прямая задача стоит в размножении, понятно, что остальным членам общества такой "гигант большого секса" - оплодотворитель очень не понравится...

На сублимацию придется выделить отдельный пост. А с сексом пока всё, ключевые моменты - аутоэротизм, плодотворность и сублимация.